Скандалы Новости О проекте Контакты  

Политика

По мере приближения в Санкт-Петербурге муниципальных и заксовских выборов рельефнее вырисовывается новое противостояние элит внутри петербургского отделения КПРФ. В принципе, никого не удивишь конфликтами в питерской ячейке зюгановцев.
Политические старожилы помнят, как был изгнан из рядов компартии лидер ее фракции в ЗАКСе Олег Корякин и вместе с ним большая часть городского актива; затем та же участь постигла нового персека Владимира Федорова сотоварищи, и всякий раз опальные первые секретари и депутаты уводили с собой более половины руководителей среднего звена. Казалось бы, в последнее время в КПРФ все было тихо и гладко.
Но тишина эта кажущаяся… Зерна конфликта были посеяны в ходе скандальных выборов в декабре 2011-го года, когда ряд партий явно отбирали себе депутатов во фракцию не по итогам голосования, а по договоренности с теми, кто, скажем так, имел полномочия объявить результаты.
Вспомним выбывание из парламента Елены Бабич, Михаила Амосова, Александра Редько и Александра Ольховского, Олега Пешего. Необъяснимым образом в составе фракции КПРФ оказались малоизвестные Константин Смирнов, Ирина Комолова, Игорь Коровин.
Их объединяло одно – лояльность Смольному и лидеру фракции КПРФ в ЗАКСе Владимиру Дмитриеву. Действительно, влияние Дмитриева в городском парламенте довольно существенно, он пользуется доверием спикера Макарова, умеет обеспечить поддержку ЕДРу со стороны коммунистической фракции, если, конечно, нет жестких указаний со стороны Бюро Горкома. Говорят и о серьезной финансовой базе, имеющейся у Дмитриева. Впрочем, многим этот непохожий на тощего пролетария комми запомнился скандальными драками с оппонирующими ему диссидентами из КПРФ, слухами вокруг его отношений с А.П. Клоковой, назначением на оплачиваемые должности помощников депутата близких родственников.
Дмитриев - неплохой оратор, и со временем он стал все настойчивее примерять на себя шапку коммунистического мономаха, т.е. фактического лидера КПРФ в Петербурге. Беда Дмитриева в том, что его парламентский вес не соответствует его весу внутри партии, а симпатии к нему ряда людей из ЕДРа прямо противоположны устойчивой аллергии на Лжедмитрия (так зовут Владимира Яковлевича недоброжелатели) у актива КПРФ. В последнее время вокруг парламентской фракции КПРФ и лично Дмитриева сложился ряд конфликтных ситуаций, имеющих мрачную перспективу.
 
Первый конфликт был связан с исключением из рядов партии депутата Константина Смирнова. Этот 100%-й конформист , не обращая внимания на окрики старых большевиков, послушно голосовал за все законопроекты ЕДРа, включая закон о митингах, т.е. систематически нарушал решения Бюро горкома КПРФ о политической линии фракции. Кончилось тем, что Приморский райком КПРФ исключил Смирнова. Этому явно противился Дмитриев, поскольку с департизацией фракции сужается его вес и влияние, а, значит, и размеры бонусов. Одного депутата, Ирину Комолову, которая также всегда голосовала за бюджет и ругала Зюганова, из фракции уже исключили, и быть генералом без армии Дмитриеву совсем не улыбалось. Ответ на угрозу исключения Смирнова последовал еще до формального принятия решения, и какой! По слухам, на заседание фракции явился высокопоставленный сотрудник аппарата ЗАКСа и предупредил, что если Смирнов будет исключен, с должности штатного помощника депутата будет уволен Секретарь Приморского райкома (и секретарь горкома) Бороденчик. Тут уже встал на дыбы Первый секретарь петербургского Горкома КПРФ депутат Госдумы Святослав Сокол. Такого вмешательства в партийную жизнь извне верный зюгановец стерпеть не мог. Смирнова исключили с шумом. Бороденчика, как и было обещано, уволили. Тогда коварный Дмитриев поставил на Бюро Горкома вопрос о восстановлении Смирнова в партии. Внезапно выяснилось, что в Бюро у Дмитриева немало сторонников. Неожиданным был переход на сторону Дмитриева секретаря Центрального райкома КПРФ Николая Маркова, который ранее был известен, как враг городской администрации и большой любитель исключать «оппортунистов и ревизионистов». Злые языки посчитали, что Дмитриев нашел, чем заинтересовать Маркова. Тем более что позднее на заседании Центрального РК Марков не признался своим маргинальным товарищам, что помог вытащить Смирнова… Короче говоря, на бюро Сокол остался в меньшинстве – верного Макарову депутата Смирнова в партии восстановили; Дмитриев остался с полноценной фракцией, а член Президиума ЦК остался обтекать.
Альянс Дмитриева, как наибольшего конформиста в питерской КПРФ, с крайним радикалом Марковым демонстрирует готовность депутата бороться любыми средствами и с любыми союзниками за внутрипартийное лидерство в региональном отделении на ближайшей конференции, чтобы окончательно превратить ячейку КПРФ в филиал ЕДРа. Противопоставить Дмитриеву престарелый патриарх партии Белов и госдумовец Сокол могут только Ольгу Ходунову, фанатичную зюгановку из горкома партии. Но у Дмитриева есть на Ходунову юная госпожа Клокова- амбициозная и динамичная дама, имеющая протекции в Москве через секретаря ЦК Афонина лично у Зюганова. Кстати, именно Клокова добилась того, чтобы Афонин лоббировал введение Дмитриева в ЦК на последнем съезде КПРФ. Но Зюганов, науськанный Соколом и Беловым, не поднял Дмитриева выше кандидата в члены ЦК. Логика Зюганова понятна – когда руководители другой партии указывают, кого КПРФ исключать, кого оставлять в рядах, это явное унижение для него лично. Белов довел до сведения папы Зю, что Анна Петровна посредством Афонина пододвигает ему в ЦК человека, готового подчиняться указаниям сторонних сил…Зюганов готов подчиняться Кремлю, но КПРФ – его детище, и здесь он и его опричники хотят быть сами хозяевами… У Дмитриева же другая концепция. Однако против Дмитриева Ходунова очень слабый противник, если ее не поддержит актив районных организаций. Райкомы же , как мы видим, покололись надвое.
Финансовые возможности Дмитриева позволяют ему к муниципальным и заксовским выборам перетянуть на себя большинство секретарей райкомов, и поставить Соколу мат. Без чистки и закручивания гаек Зюганову-Соколу вряд-ли удастся поставить на Питер своих людей, и новое ленинградское дело уже готовится, альтернативы ему нет. Составляются списки дмитриевцев.
Однако на позициях твердых искровцев критично сказывается состояние здоровья Юрия Белова, который, по-видимому, уже не в силах остановить коммерциализацию регионального отделения, проводимую Дмитриевым.
Что же, однако, происходит во фракции? Смирнов является каналом, по которому Макаров отдает указания, как голосовать. Депутат Иванова посещает заседания фракции крайне редко, ей наплевать на внутрипартийные дрязги, она серьезный лоббист и человек, связанный с силовыми структурами, играть в игры Дмитриев-Сокол бесплатно она не будет. Комолова участвует в создании новой компартии и вскоре может быть лишена мандата, поскольку была избрана от КПРФ. На Коровина заведено уголовное дело, он связан по рукам и ногам. Воронцов, вокруг которого группируется националистическое крыло КПРФ, давно стал предельно лоялен к Дмитриеву, но если Белову удастся натравить националистический Центральный райком на «парламентского буржуина», если тайный альянс Маркова с Дмитриевым вскроется, низы могут устроить обструкцию Воронцову; к тому же в силу возраста он вряд-ли сможет играть важную роль в ближайшей внутрипартийной драке. Остается господин Гатчин – Председатель комиссии по промышленности. Сегодня это человек Дмитриева. Но, если Ходунова не проходит на преемника Сокола, как руководителя регионального отделения, то лишенные доступа к сокровищам ЗАКСа партийцы могут двинуть против Дмитриева именно Гатчина! Последний не откажется возглавить партячейку, так как это усилит его внутри ЗАКСа многократно. На сторону Гатчина может перейти от Дмитриева и Клокова (как уже однажды было), а это лишний голос в бюро.
Ясно одно – фракция расколота, нестабильна, ее голос практически не слышен, в оппозиционности, даже номинальной, не замечена. Эта роль перешла к группе Резника. Понятно также, что конфликта между заксовскими коммунистами во главе с Дмитриевым, их помощниками, советниками и т. д, с одной стороны, и коммунистами, лишенными доступа к заксовской кухне, во главе с Соколом и Беловым, с другой стороны, не миновать.
 
В.Грачев

 

 

Понравилась статья? Расскажи друзьям!

 

 

2008-2015 (c) Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка обязательна