Скандалы Новости О проекте Контакты  

Политика

Трагические события, развернувшиеся в конце 2013 года на Украине и приведшие в 2014-м к полномасштабным военным действиям на Донбассе, внесли разброд и шатание в ряды российской «внесистемной оппозиции» и привели к самым неожиданным, на первый взгляд, трансформациям в политическом облике некоторых знаковых фигур, еще недавно признававшихся большинством «внесистемщиков» политзаключенными.
Такой знаковой фигурой для значительной части оппозиционеров времен «болотного противостояния» являлся Максим Калиниченко, в недавнем прошлом лидер молодежного националистического движения «Русская пробежка», противник миграции и «борец за права русских» .
10 декабря 2011 года во время акции против фальсификации выборов Калиниченко был задержан петербургской полицией по обвинению в нападении в составе группы неизвестных хулиганов на сотрудников ОМОНа. При этом он якобы крикнул: «Бей ментов!». В тот же день он был приговорен к административному аресту на 10 суток по части 1 статьи 19.3 КоАП («Неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции»). 19 декабря Калиниченко было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного статьями 33 часть 2 и 318 часть 2 российского Уголовного Кодекса («подстрекательство к совершению применения насилия в отношении представителя власти»). Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга избрал ему в качестве меры пресечения содержание под стражей. Кассационная жалоба на арест рассматривалась судебной коллегией по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда и была оставлена без удовлетворения. 

Несмотря на то, что Калиниченко никогда не скрывал своих радикальных националистических взглядов, даже не дожидаясь приговора суда, он был признан «политзаключенным» правозащитной организацией «Мемориал», мягко говоря, не замеченной в симпатиях к русским националистам.
28 февраля 2013 года Куйбышевским районным судом Санкт-Петербурга Калиниченко был приговорен к 2 годам и 6 месяцам условно с испытательным сроком 2 года, которые провел в питерских «Крестах». Подробностей о пребывании «русского националиста» Калиниченко в местах лишения свободы известно мало, хотя о многом может сказать полученное им от сокамерников погоняло «Клава»…
Выйдя после отбытия наказания на свободу, Калиниченко казалось бы остался на прежних позициях, призывая в соцсетях своих единомышленников «вспомнить героев русского народного выступления на Манежной площади 11 декабря 2010 года» или заявляя о неизбежности «русского восстания»: «А мётлы чёрных дворников под корень Русь метут. Набег мигрантской вольницы. Кавказский легион. Всё клонится и клонится Московский Вавилон. И уповая вежливо на «Господи, спаси!», Россия ждёт мятежного спасителя Руси».
Однако киевский майдан круто изменил вектор идеологических взглядов Калиниченко. Как и для большинства «внесистемной оппозиции», рост патриотических настроений в российском обществе и укрепление позиций действующей власти после присоединения Крыма к России стало для Максима Калиниченко неприятным открытием. По-видимому, долгое вращение в отрицательно заряженной среде полуфашиствующих элементов и пребывание в «местах, не столь отдаленных» лишило Калиниченко остатков реалистичного представления о русском народе, к которому он себя, по его словам, относит. Ведь все его многолетние усилия по привитию русским «мигрантофобии» пропали втуне, в то время как кремлевские правители в одночасье приобрели народные симпатии, присоединив Крым и поддержав пророссийские силы на Украине. И «мятежный спаситель Руси» Калиниченко оказался никому не нужен, мгновенно превратившись в русофобку и истеричку «Клаву». Вот лишь несколько его опусов: «У меня русская фамилия и корни, и я буду давить этих Даунецких и ватнорылых педерастов!». «Пропаганда и мистический культ «великой империи», любовь к господству и привычка к подчинению уничтожили в «ватниках» всякое чувство свободы, всякую веру в стихийный жизнедеятельный строй, создать который может только СВОБОДА!». «Ватник ненавидит украинский народ, потому что он внушает ватнику страх; и ненависть ватника теперь удвоилась, потому что украинский народ свободный и искренний патриот, которого вне несчастья вывели из оцепенения, он осмелился подняться, он осознал себя, как нацию!».
Видимо, осознавая шаткость и противоречивость своих аргументов, Калиниченко пытается порой доказать свою связь с героическим прошлым России: «Моя бабка тут с зенитной установки в блокадном Ленинграде по самолетам стреляла..дед с япошками воевал…другой дед в Одессе больше суток на доске в Черном море плавал и выжил…немцы корабль разбомбили…другая бабка санитарка…раненных с поля таскала..Не присылайте колорадку! Не позорьте моих предков и победу!». Вероятно, Максим уверен, что его деды, воевавшие с гитлеровцами, их боевые товарищи и остальные 26 миллионов погибших в результате нападения нацистов на Советский Союз, гордились бы своим внуком и потомком, который спустя десятилетия написал в своем блоге: «Кто хочет служить национал-социалистической революции, тот укрепи свои нервы и будь готов ко всему!». Ну, а если бы дед Калиниченко, воевавший с немцами в Одессе, порадовался бы на старости лет воссоединению с Россией Крыма и Севастополя, земля которых пропитана русской кровью, то в этом случае был бы причислен его внуком к «ватникам»: «Ватник – тупая шлюха. И чем хуже качество людей, тем менее они надежны, тем менее на них стоит рассчитывать. А качество ликующего быдла вам прекрасно известно».
Неудивительно, что столь радикальное перерождение «русского националиста» в «колорадофоба» оттолкнула от Калиниченко соратников из «Русской пробежки». Последней каплей для его бывших товарищей стала поддержка им профашистской украинской организации «Правый сектор». По словам Андрея Рагулина, одного из организаторов пробежек, после ухода Калиниченко, который пытался пропагандировать идеи Майдана, чем вразрез шел с мнением большинства, перестала существовать напряженность среди участников движения.
Единственным из петербургских националистов, в ком Калиниченко сумел найти родственную душу, стал Дмитрий Евтушенко по кличке «Бешеный», также оказавшийся в изоляции среди соратников по движению «Славянская сила». Евтушенко известен в определенных кругах участием в так называемых «Русских зачистках». Так 27 июля 2013 года на проспекте Энгельса «Бешеный» с группой соратников, вооруженных бейсбольными битами, повредили несколько торговых ларьков, принадлежащих гражданам Азербайджана, Таджикистана и Узбекистана. При этом участники «русской зачистки» угрожали насилием хозяевам ларьков и выкрикивали националистические лозунги. Как следствие, около месяца Евтушенко провел под домашним арестом по обвинению в хулиганстве.
Однако, как выяснилось на поверку, борьба «Бешеного» с торговцами-мигрантами была не столь уж бескорыстна. Как утверждают источники, близкие к азербайджанской диаспоре, многие владельцы торговых точек весьма быстро соориентировались в ситуации, решив направить острие «народного гнева» на ближайших конкурентов. И нашли полное понимание у Евтушенко и его соратника Николая Бондарика. Естественно, за неплохую мзду.
А каков же результат? В Приморском районе Петербурга «удалось» заменить в окошках ларьков одни физиономии гостей с юга на другие. Произошла явная подмена первоначальной сути «русских зачисток», которые превратились из средства борьбы с незаконной миграцией в золотую жилу для господ Евтушенко и Бондарика.
В 2010-2013 годах Евтушенко, по данным Следственного комитета России, «многократно размещал материалы, направленные на возбуждение ненависти и вражды, по мотивам национальности и отношения к религии», используя для этого социальную сеть «ВКонтакте». В октябре 2013 года в отношении Евтушенко было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 282 УК РФ, а в прошедшем году Петроградский районный суд Петербурга приговорил его к 160 часам обязательных работ.
Но, видимо, столь мягкое наказание не образумило «Бешеного» и ныне он с тем же азартом размещает в соцсетях промайдановские и русофобские посты, благосклонно воспринимаемые киевской хунтой.
Так, благодаря Майдану, бритоголовые питерские парни и вскидывающие зиги прыщавые подростки увидели своих бывших кумиров в одном ряду с Порошенко, Тимошенко и прочими идеологами и практиками современного украинского национал-социализма. Только вот жертвами фашистского режима Порошенко стали тысячи простых русских, украинцев и других народов, создававших Донбасс и промышленность, доставшуюся «незалежной Украине».
Впрочем, вряд ли у Калиниченко и Евтушенко остается выбор. Отринутые большинством петербургских националистов, они заявили о создании «Русского правого сектора», который существует де-факто лишь в виртуальном пространстве и не имеет реальных перспектив на получение симпатий населения. И чем дальше этот «союз меча и орала» будет идти по пути разрыва с Родиной и своими согражданами, тем больше у них шансов повторить судьбу их единомышленников из ЛГБТ-сообщества Кирилла Калугина и Натальи Цымбаловой, активно пропагандировавших киевский майдан, а ныне сиротливо обивающих пороги западных правительств в надежде на милость «бабушки Европы».

В.Горшков

 

 

 

 


 

 

Понравилась статья? Расскажи друзьям!

 

 

2008-2015 (c) Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка обязательна